Сергей Проскурнов

«Волшебный пендель» бывает очень нужен

Именно так оценивает свой опыт и коммуникацию в команде участник Everland Сергей Проскурнов из Волгограда. Наличие 5 образований оказалось не большим преимуществом в поиске работы, когда сильно нарушена речь, передвигаешься в коляске и трудно общаться с другими из-за сложной формы ДЦП.

Но удаленная работа и возможность коммуницировать с коллегами письменно дали ему возможность работать на платформе. Сергей занимается расшифровкой видеокурсов и субтитрами к ним, так как адаптация курсов важна для людей с проблемами зрения и слуха. А еще собирает информацию от лекторов и формирует итоговый контент курсов.

За полгода, преодолев все кризисы, он вышел на устойчивость в работе. Насколько сложно учиться всему, когда тебе 47 лет, и как помогает «волшебный пендель» от коллег мы спросили у Сергея.

– Сергей, почему, имея столько образований, ты не работал или не зарабатывал хорошо?

– Трудно найти применение своим знаниям, если они только теоретические. Боишься начинать новое, так как нет уверенности в своих силах. Поэтому чаще участвовал в социальных проектах, чтобы набраться опыта, но даже такая возможность – редкость. К тому же в работе по тем специальностям, которые я имею, часто нужно много говорить, а меня плохо понимают из-за речевых нарушений. И это большой тормоз при трудоустройстве.
– Сейчас в Everland приходится пробовать себя в совершенно иных сферах, чем я видел себя несколько лет назад.

– В чем разница между Everland и проектами, где повезло поработать?

– Самое главное, что в Everland я чувствую себя не хуже других. Меня взяли не для того, что получить налоговую льготу. Меня взяли потому, что поверили, что я действительно могу что-то делать хорошо или готов научиться. Everland дает мне чувство стабильности, я знаю, что здесь не обманут.

– У нас о работе говорят как есть. Без жалости, с конструктивной критикой и в перспективе на рост. Как ты с этим справляешься?

– Тяжело, конечно. Часто обидно и неприятно, но я сдерживаю эмоции, стараюсь успокоиться и только потом анализирую, за что получил взбучку, ведь критикуют по делу.
– Коммуникация в команде играет одну из ключевых ролей. Результат – это работа нескольких специалистов, а не только моя, и от взаимопонимания с коллегами зависит его качество.

– У тебя были сложности в общении с куратором, который тебя сопровождал в задачах. Ты даже уходил. Что заставляло возвращаться в проект?

– Да, мне было очень трудно в начале. Просто по характеру я не самый покладистый человек, упрямый, имею свою точку зрения. И разумеется «прогнуться» для меня не просто, а уж выслушивать нелицеприятные высказывания о своей работе и подавно. Но понимание того, что без критики, без разбора ошибок я не смогу стать профессионалом, заставляет умерить свое эго и прислушиваться к более опытным коллегам.
– Часто бывали спонтанные решения, о которых приходилось жалеть. Иногда наваливается депрессия, когда не хочешь ничего делать, ненавидишь весь мир и себя в этом мире. В таком состоянии трудно заставить себя шевелиться, хочется только злиться, орать, все бросить (особенно если что-то не получается с первого раза), никого не видеть и не слышать. Когда отпускает, осознаешь, что был не прав, что надо было по-другому выходить из этого состояния. Я нигде не чувствую себя так комфортно и стабильно, как в Everland. Поэтому возвращался. И мне с пониманием давали еще одну возможность.

– Почему трудно работать качественно? Легче работать в одиночку или в команде?

– Сложности возникают, когда знания надо применить на практике. Жесткие требования, сжатые сроки, необходимость быстро принимать решения, подстраиваться под меняющуюся ситуацию… Если раньше ты этого не делал, то научиться этому не так уж и просто.
– Мне легче работать в команде. Есть с кем посоветоваться, если оказался в тупике. Есть к кому обратиться, если устал. «Волшебный пендель» бывает очень нужен.

– Почему работать лучше, чем не работать? Зачем инвалиду вообще нужна работа?

– Работать просто необходимо. Ведь когда человек с инвалидностью имеет постоянную работу – это повышает его статус в обществе. А в нашей стране, как известно, обычно инвалид – это бесправное, никчемное существо. И приходится постоянно опровергать эту точку зрения не только для окружающих людей, но и, в первую очередь, для себя самого. Ведь когда тебе со всех сторон твердят, что ты ничего не можешь, что тебе ничего не нужно, очень просто опустить руки и смириться. Поэтому работать хочется, чтобы двигаться вперед, быть не инвалидом, а человеком.