«Инклюзия — это правильно заданные вопросы»: как же все-таки говорить об инвалидности

Дата: 29.09.2021

25 сентября в инклюзивном коворкинге Everland прошла встреча на тему «Блогеры и инклюзия: как говорить об инвалидности», модератором которой выступила писатель и популярный блогер Ольга Савельева. Люди с разной инвалидностью, родители таких детей, представители общественных организаций искали ответы на вечные вопросы: как корректно называть в тексте людей, у которых есть физические или ментальные отличия от принятой нормы; как этично спросить про диагноз и когда это можно сделать; готовы ли сами люди с инвалидностью быть наравне.

По словам Елены Мартыновой, сооснователя Everland, это обсуждение может придать больше уверенности всем тем, кто открыто говорит об инвалидности, пишет в социальных сетях и продвигает эту тему. «Случается, что сами люди с инвалидностью оставляют негативные комментарии о деятельности человека с таким же диагнозом. Хотелось бы, чтобы такого стало меньше» — отметила она.

Несмотря на то, что людей с инвалидностью становится больше в обычных школах, институтах и на рабочих местах, все еще остается проблемным вопрос:«Как правильно и корректно назвать такого человека?». Кто-то, как Анна Егорова, фандрайзер Everland, считает, что инвалид — нормальное слово. «Но это я спокойно отношусь, если так назвать. А другого это может задеть», — подчеркнула она. Кто-то, имея инвалидность, всегда общался со здоровыми людьми, считает это нормой и до этого обсуждения не задумывался над тем, что это и есть инклюзия. 

Максим Шалохманов, продюсер телеканала «Доктор», заметил, что на телевидении часто не снимают сюжеты о людях с инвалидностью, потому что это считается не рейтинговым. «Люди не хотят смотреть сюжеты об этом, считают, что инвалидность — сплошной негатив, от которого хочется абстрагироваться. А мне хотелось бы переломить эту ситуацию», — сказал он. Его поддержала Лола Сайтметова, которая выпускает подкаст «Со дна постучали»: «Когда мы начинали делать подкаст с героями, попавшими в разные сложные жизненные ситуации, в том числе с людьми с инвалидностью, то многие мои друзья и знакомые спросили: “А нельзя было взять тему повеселее? Зачем тебе это?”». Лоле же хочется показать, что такие люди тоже есть среди других, не нужно вычеркивать эту часть жизни.

Может показаться удивительным, но между самими людьми с разными заболеваниями или между родителями детей с инвалидностью нет полного взаимопонимания и той самой инклюзии. Ольга Савельева, у дочери которой нарушение слуха, поделилась историей, случившейся на детской площадке: «Мамы просили директора реабилитационного центра, чтобы вместе с их детьми не гуляли дети с заметными проблемами на лице, это пугает». 

Участники обсуждения сходятся в одном: нет стандартных, правильных фраз или заготовок. Если человек захочет обидеться, то он в самом невинном тексте найдет, к чему прицепиться. Инклюзия — двусторонний процесс, в котором человек с инвалидностью не просто может, но и должен также идти навстречу.